gregory91 (gregory91) wrote,
gregory91
gregory91

Интервью-воспоминания лётчика-истребителя Ивана Ивановича Кожемяко

http://iremember.ru/memoirs/letchiki-istrebiteli/kozhemyako-ivan-ivanovich/
Записано 7 лет назад (но, кажется, сам ветеран и поныне в добром здравии). Замечательное по своей наполненности, живости, чёткости. Думаю, очень и очень интересное даже тем, кто об авиации знает лишь поверхностно.




– Тогда какой смысл был в нашей тактике? Ведь потери ударных машин были не меньше немецких, а по истребителям – так, наверно, даже и больше.

– Да, наши потери были больше. Я, конечно, мог бы сказать, что наше командование исходило из принципа «на Руси народу много», но это будет неправдой. Или полуправдой.

Смысл в нашей тактике был. Что самое ценное в бомбардировщике? Самое ценное в бомбардировщике – это бомбы. Бомбардировщик создан ради одного – в нужное время и в нужном месте нанести бомбовый удар, чем решить исход наземного боя в нашу пользу. Всё остальное вторично.

А что, прежде всего, дает бомбардировщикам возможность нанести эффективный бомбовый удар? Прежде всего, это строй. До тех пор, пока бомбардировщики сохраняют строй, они имеют возможность для нанесения эффективного бомбового удара. Отсюда и задача истребителей прикрытия – сделать всё, что бы бомбардировщики сохранили строй.

– То есть тактика наших истребителей и была рассчитана на то, чтобы ударные машины ни в коем случае не потеряли строя?

– Совершенно верно. Пойми, истребителям сопровождения никто не ставит задачу «прикрыть бомбардировщики». Это так просто говорят (хотя, конечно, с военной точки зрения, это неправильное выражение). Задачу ставят на «истребительное обеспечение бомбового (или бомбо-штурмового) удара». Главное – удар.

Вся наша тактика непосредственного прикрытия и решала основную задачу сохранить строй ударных машин. И поверь, против немецкой тактики «индивидуальных» атак наша тактика работала очень хорошо. Бывало, несли наши штурмовики потери, но строй сохраняли всегда. Поэтому и удар наносили всегда, пусть и ослабленный, но наносили. А вот немецкая тактика нанести удар позволяла далеко не всегда.

Точно так же и истребителям, прикрывающим передний край или районы скопления войск, никто не ставит задачу «сбивать бомбардировщики», им ставят задачу на «отражение бомбового удара». Как истребители будут отражать этот удар, уже зависит от обстановки, мастерства, выделенных сил и многого другого. Главное – не допустить бомбового удара по своим войскам или прикрываемым объектам.

Хорошо, если при отражении удара будут сбиваться бомбардировщики противника, это самый лучший вариант.

Можно удар отразить и без сбивания ударных машин. Такое бывает чаще, хотя это похуже первого варианта, но вполне допустимо. Надо либо расстроить строй, либо вообще не допустить бомберы в район бомбометания.

Единственно, что недопустимо, – это позволить ударным самолётам противника нанести удар. Если удар нанесен, тебя ничто не оправдает, даже сбитые самолёты. Толку от этих сбитых, если противник всё равно всё разбомбил?!

И потом, когда мы летали «на прикрытие района», всегда стремились выполнить программу-минимум – разбить строй немецких бомбардировщиков, разогнать их. Собьем-не собьем – это уже дело десятое, но разогнать – всегда.

Уже к первой половине 1944 года, немецкая тактика прикрытия ударных машин совершенно перестала работать. У нас столько истребителей стало, что у немцев просто не хватало сил связать их боем. На каждую подходящую группу немецких бомберов посты наведения, бывало, нацеливали по 3-4 группы наших истребителей, и все с разных сторон. Даже если немцам и удавалось успешно связать боем одну группу (ту, которая прикрывала район), то другие группы к бомбардировщикам подходили беспрепятственно.

– И как немцы стали бороться с нашей тактикой?

– Никак. Они перестали использовать бомбардировщики, и все ударные операции стали выполнять истребителями.

– На Ваш взгляд, можно ли полноценно заменить бомбардировщик истребителем-бомбардировщиком?

– Полноценно – нет.



– Согласно П.Клостерману, в 1944 году бывало что «…в схватке с Fw.190 и Me-109 формирования «тайфунов» часто теряли по 6 или 7 машин из 12. «Спитфайры» были бессильны». «Тайфун» – это у британцев был такой ударный самолет-штурмовик, а истребители «Спитфайр» их прикрывали. Теперь вопрос: у прикрываемых вашим полком штурмовиков бывал такой уровень потерь в 1944 году?

– Нет. Ты что?! Потерять 6 штурмовиков из 12 – это трибунал ведущему группы прикрытия. Без всяких разговоров. Да что там для 1944-го, даже для 1943 года это совершенно неприемлемые потери.

– А какой уровень потерь считался допустимым?

– Один, максимум два из 12. Это если соотношение в бою было 6-10 «Яков» против 12-16 «мессеров». Тогда, может и простят. Да и то, как простят: трибунала не будет, но всё равно ведущему группы прикрытия «всю шкуру с задницы спустят».



– А могли немцы атаковать не «Илы», а Вас? Как Вы поступали в случае такой атаки?

– Могли атаковать и меня. Эту атаку я отражал примерно так же, как и атаку на «Ил» – контратакой в лоб, и разворот с заходом «мессеру» в «мёртвую зону» сзади и снизу (что бы он меня потерял). Хоть чуть зазевается – собью.

– Как я понял, вот это «он – налетел, я – отбил» воздушным боем не считалось?

– Нет. Воздушный бой – это «карусель», когда обе стороны хотят решить все свои задачи в маневренном бою. А «налетел-отбил» – это просто боевое столкновение.



– На Ваш взгляд, какие бы Вы могли назвать основные достоинства и недостатки немецких летчиков-истребителей?

– Они были очень расчетливы. Это их основное достоинство и основной недостаток. Очень жить хотели.

У немецких летчиков было правило – никогда не веди бой на невыгодных условиях! Это правило немецкие летчики исповедовали свято. В бою предсказать поведение немецкого летчика было легко: он выберет наименее рискованный вариант. Немцы не были трусами (на этот счет я ни капельки не обольщался), просто голый расчет. Причем это наблюдалось у всех немецких летчиков, как обученных, так и не очень.

На моей памяти есть несколько боев, которые немцы не смогли выиграть именно из-за своей расчетливости. Надо было рискнуть, тогда бы почти наверняка выиграли, но они не рисковали.



Теперь я уже понимаю: немцы были страшной силой. У них идея была, то, что весь мир – это только для них, а все остальные – это так, мусор под их сапогами. И поверь, в эту идею немцы верили фанатично. Не останови мы их, и Америка не устояла бы. Они бы и её достали. Тогда я немцев ненавидел, сейчас уже нет, понимаю: за свой самообман они заплатили полной мерой.

(читать полностью)

Tags: военно-историческое, ссылки, чужое
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments