gregory91 (gregory91) wrote,
gregory91
gregory91

Про русофобию и шовинизм

  Несколько дней назад я наткнулся на ещё от первых чисел февраля интервью Алексея Чалого, крымского предпринимателя-мецената, который через две недели после этого интервью станет избранным народным сходом новым мэром Севастополя. В этом интервью много сказано о том, как постепенно «почти сварили» украинский народ, который мы знали знали раньше.

  Интервью неплохо иллюстрирует взгляд из Крыма на то, что легло в основу нынешнего конфликта, разверну и я свои мысли об этом, во многом перекликающиеся.


  «Новые украинцы» щедро растились самой «новой украинской элитой» – олигархами и перекрасившимися аппаратчиками, присвоившими себе власть и собственность, как это происходило и во всех остальных республиках СССР. Не то чтобы уродовать собственный народ было их самоцелью, нет. Их, как и их коллег в РФ, волновало только обогащение. Однако обогащение требовало, во-первых, максимально широкого разобщения простого народа, а во-вторых, дистанцирования от «московского центра» (там свои воры сидят). И тому, и другому требовалось идеологическое прикрытие, которое поставляли западные капиталистические страны. Они же поставляли «новой элите» и защиту от «красного реванша», и у них был свой взгляд на вопрос добивания Советского Союза. И вот они-то, через множество «благотворительных» фондов, за дело взялись всерьёз.

  Новая идеология внедрялась постепенно, сперва над ней посмеивались и возмущались на самой Украине, потом постепенно привыкали (дескать, «ну, такие власти»), а потом оказалось, что новые выросшие поколения о другом уже почти и не слышали (что характерно, подобное происходит и у нас – повод задуматься).

  Естественной частью нового украинского бытия стала русофобия. Обращаю внимание, что по буквальному, и верному значению (греч. «фобос» – страх) фобия сама по себе – это не ненависть и тем более не желание уничтожать. Это лишь иррациональный страх, рефлекторное опасение, не вызванное какими-либо рациональными причинами. Неприязнь к кому-либо или чему-либо, вызванная конкретными, логически проанализированными действиями в конкретных эпизодах – это не фобия.

  Так вот, жителям Украины (всем) в течении двух десятилетий прививали именно русофобию и советофобию, и ещё сильнее – россиефобию. Прививали медленно, но увы, успешно. В начале 90-х пресловутые «свидомые» были хоть и имеющим доступ к власти, но маргинальным меньшинством. Сейчас вброшенные ими вирусы поразили практически всё украинское общество, включая и весьма немалую долю этнических русских. «Свидомые» учебники, сперва казавшиеся скорее страшилками, постепенно занимали всё большую и большую долю в школах, а теперь – вуаля – уже выросло целое поколение украинских детей, которое только по таким и училось. Они похожи на детей России во всём, те же книжки в детстве и мультфильмы, те же шутки, те же вкусы и традиции – но они боятся Россию, а многие – и её жителей. Подсознательно, рефлекторно.
  И пропаганда, как официальная, так и тем более «подпольная» бандеровская щедро цепляется за каждый повод эти страхи подпитать – а поводы, надо отметить, с регулярностью предоставляют власти РФ, которых дружба народов беспокоит явно не больше, чем благосостояние, образование и культура собственного населения.
  Нам этот момент крайне трудно понять, ибо обратной украинофобии в российском обществе нет в помине. Но для приблизительного понимания можно проанализировать привитую русским кавказофобию.

  Интеллигенты имеют привычку и по сей день все такие явления списывать на шутку или не стоящие внимание частности: подумаешь, «дякую тоби боже шо я не москаль» – как серьёзный человек может на такое обижаться? Да обижаться-то может и не стоит, только представьте себе, чтобы у нас, в России массово и хотя бы частично всерьёз расходились лозунги «слава те господи, я не европеец»? Стыдно как-то, ужель больше и поблагодарить не за что? Хотя, о чём это я – время идёт, сейчас такой слоган уже можно попробовать пропихнуть. Ведь и из русской истории тоже вымывают позитивную идентичность, заменяя её вульгарным антиевропейством.

  Важным следствием такой «новой идеологии» оказалась потеря «новыми украинцами» позитивной идентичности. Ведь из истории их народа стёрли почти все великие свершения, которые преимущественно, и совсем неудивительно, свершались бок о бок с народом русским.
  Согласно «новой истории», за десятки поколений украинцы оказались полностью лишёнными каких-либо успехов. Примерами для подражания за несколько веков были объявлены кратковременные марионеточные правительства, оплачивающие «самостийность» (понимаемую исключительно в виде русофобии) эксплуатацией украинской земли и украинского народа и свергавшиеся украинцами же. С героями тоже плохо – все сколько-нибудь достойные украинцы, в том числе и противники эксплуатации со стороны русского царизма и капитализма, почитались и при советской власти, а «новые» герои своими заслугами имели исключительно борьбу с русскими, причём не принимавшуюся большинством народа.
  В итоге от великого народа, внёсшего один из определяющих вкладов в Индустриализацию, в победу над фашизмом, в научный, технический и социальный прогресс всего мира, остались лишь несчастные, вся надежда которых на «ще не вмерла», что и осталось единственным смыслом их существования.
  Конечно, полностью принимает такую трещащую по швам идеологию абсолютное меньшинство украинцев, но проблема в том, что другой им никто не предлагает, и сопротивление нововведениям постепенно уменьшается естественным путём, за счёт системы образования. Недоброй памяти Ющенко со своим «героем-Бандерой» просто поторопился. Он раздражал народ, но то же самое медленно и плавно, в течении десятилетий происходящее явочным порядком, принимается, как должное. Мазепа на деньгах давным-давно стал привычным.

  И, как и «новороссиянам», «новым украинцам» предложено гордиться «новой, независимой, свободной страной», где в реальности видны лишь руины, кое-где обстроенные банковскими небоскрёбами и коттеджами нуворишей, а мечта – заслужить себе признание «передового запада», а лучше просто перебраться туда, например, всей страной.


  В гораздо более заметную «русомахию», желание именно уничтожать, русофобия действительно вылилась только у сперва маргинальных группировок беднейших слоёв западной Украины. Бедность, потеря жизненных ориентиров и даже гипотетических видов на своё, и тем более народа, будущее – отличная среда для ненависти, подпитанной «трудами» коллаборационистов, выращенных несколькими враждовавшими с Россией государствами на галицкой земле.
  Идейной основой для них представляется – в противовес «демократии», под ширмой которой была «достигнута» лишь разруха (пониманию причин которой препятствует антисоветская пропаганда) – культ силы, иерархии, жёстких решений, на который та же самая пропаганда наложила ещё и неприятие как эгалитаристских идей, так и созидательного прошлого. Зато можно культивировать ненависть, и хотя бы мечтать бить морду не просто так, а «за идею». Отсюда доминирование правых идей не только в среде «футбольных фанатов», но и среди реконструкторов (тех, что любители бугурта).
  По факту, и в русском, и в украинском воплощении «правая» идеология построена на сильнейшем чувстве исторической национальной неполноценности – но этим людям хватает наглости называть себя националистами!


  Надо сказать, что всё вышесказанное верно и про Россию, с небольшим отличием.

  В России народившиеся олигархи для легализации своей власти попытались во главу угла поставить ненависть не к соседу, а к собственной истории. Такое, очевидно, было сложнее, и в итоге удалось не вполне. Зато породило иное явление, следствие поражений, превратно понятой памяти о силе могуществе Советского Союза, который сплотила некогда великая Русь. Следствие торжества предателей и бессилия в конце 80-х, в 90-е и уже исподтишка – в 2000-е. У поколения, которое не помнит уже позитивного советского мифа (особенно учитывая, что их в школе и в СМИ тоже пичкают самодеструктивными сказками) уже нет памяти и надежды на справедливость, на какие-то идеалы, нет. Только желание отомстить. «Вы унижали нас, вы глумились над нами – вот мы вам покажем».
  Отсюда рождается мечта о чистой силе. Не праведной, нет. Просто силе, и демонстрации её всем, кто усомнился. Эта мечта и порождает тот самый великодержавный шовинизм, настолько отличный от советского патриотизма. Этот шовинизм тем сильнее, чем сильнее чувство неудовлетворённости. Он пошёл ещё в 90-е, в фанатизме от книг Юрия Никитина или игры «Ред Алерт», и на фоне тогдашнего антипатриотического официоза его часто путали с патриотизмом. Пускай мы будем злом – но зато мы будем сильным злом и мы будем глумиться над теми, кто слабее.
  Это желание отомстить даёт лишённым реальной надежды какой-то смысл в существовании, а то даже и иллюзию большого дела. А самым забитым и неудовлетворённым – возможность отомстить, отыгрываясь на тех, кто ещё слабее.

  И вот именно эти страдающие от шовинизма наши соотечественники смеются над украинцами, не участвующими в движении Юго-Востока. Они не мечтают помочь стремящимся в Россию соотечественникам, нет, они наоборот, подсчитывают, «а выгодно ли» будет «кормить» России Донбасс и Крым. Они самоутверждаются даже над теми, кто стремится к искренней близости с нами. А уж над обеспокоенными потерей пусть мифической, но свободы своей страны украинцами из центра они просто глумятся: «да вы слабаки», «да у вас вся армия развалилась». Созерцать такое зрелище лично мне стыдно и горько. Шовинизм – удел слабака, который хочет похвастаться, какой он сильный.
  Ну и, конечно, выдирание этого шовинизма из рунета и РФовского официоза очень сильно играет на руку бандеровской и вообще русофобской и антисоветской пропаганде. Ведь ложь гораздо легче будет скормить, если щедро приправить её правдой.


  Чтобы понять, как и почему в целом неплохие и порой интеллигентные люди, поддерживающие «майдан», в огромной массе не замечают или снисходительно относятся к очевидно фашистским миазмам, исходящим от него, посмотрите на собственное окружение. Вряд ли многие из ваших знакомых полны желания уничтожать кавказцев?
  Но много ли тех, кто увидев кавказца, не отметит машинально угрозу с его стороны? А если кавказцев будет много? Многие ли, увидев избиение кавказца, решат хотя бы заинтересоваться, «а за что»? А если драка будет «несколько славян на несколько кавказцев» – автоматом примут (мысленно, конечно, без кулаков) «славянскую сторону»? Я не равняю, естественно, русских на Украине и кавказцев в центральной части РФ, я иллюстрирую некоторую схожесть принятия общественных фобий и реакции на эти фобии.
  Так и происходит постепенное принятие и не-сопротивление. Согласие не обязательно. Достаточно молчания и оправдания. При бедности и идейной нищете в желающих погромить недостатка не будет. И когда при разрастании конфликта со временем кто-то обратит внимание, что что-то эксцессов стало многовато – уже сформируется новая реальность. Это – типичная беда всех современных либеральных пацифистов: оторванность от мира, где право сильного отнюдь не утратило актуальности.


  При всём том, конечно, глупо считать, что действия властей РФ по отношению к Крыму и пророссийскому населению юго-востока Украины были продиктованы какими-то благородными целями, а то прямо даже и возрождением Союза. Только за минувший год нам подсунули, совершенно открыто наплевав на доминирующее общественное мнение, такие крайне «возрожденческие» меры, как вхождение в ВТО и разрушение Академии Наук. Нет, просто локальные цели временно совпали.
  Я скорее поверю, что российский олигархат испугался бунта на Черноморском Флоте: ведь если сдать бандеровцам без боя город-герой Севастополь, то зачем вообще существование флота, чего ещё ждать? Хотя скорее всего игра более приземлённая и примитивная – борьба за рынки и прочая хрень, а может и ещё какая-то гадость, которую лично я пока не заметил. Да, побочно нам серьёзно реинтегрировали культурное пространство, спасли население Крыма от вдалбливания «новоукраинской» идентичности (а очень может быть, что и от большой крови), это редкая радостная весть – но это лишь побочный эффект.

Tags: мысли, общество, статьи, текущее
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments